Welcome, Guest. Please login or register.

Автор Тема: Статьи  (Прочитано 11036 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

BOPOH

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2786
  • Пол: Мужской
    • МСК "Взвод морской пехоты РЕЙД"
Статьи
« 12 Октябрь, 2013, 11:07:33 »

ПРОЩАЙ, ЛЕЙТЕНАНТ!...

Тот, кто писал и снимал о чеченской войне, знает, что самое страшное в возвращении туда не в возможности быть обстрелянным из засады, или сбитым на вертолете, или столкнуться на машине в тумане со своим же танком, а в другом: в получении горькой вести о героях твоих репортажей. Жив он (пусть даже тяжело ранен - но жив!) или уже полагается пить за него третий поминальный тост. Вот эта мысль и гложет тебя, пока летишь на почтовике в Моздок, потом на "вертушке" в Ханкалу, а потом "броней" туда, где породнился за неделю-другую с морпехами, десантниками и просто пехотой...

Вспоминаю, как в декабре 1999 года летели из Каспийска в Моздок через всю Чечню на самом большом в мире вертолете Ми-26. "Корова", как ее называют в войсках, людей берет много, больше, чем общий вагон поезда. Мы много раз садились на позициях. И к нам подсаживалась дождавшаяся замены или коротких отпусков пропахшая войной братва. Черными от пороха, солярки и чеченской грязи руками они осторожно брали пачку моих снимков из предыдущей командировки и тихо говорили: "Степанычу передадим, он в госпитале в Моздоке, а лейтенант погиб, когда к Грозному подошли, снайпер его достал, и Коляна из разведки нет, на мине подорвался". Выходило, я был последним, кто их снимал живыми... Что тут сказать. Душа хотела вырваться из моего тела и повидать их. Но у каждого свой черед перед смертью.

21 октября прошлого года, день, когда басаевские отморозки захватили в Москве "Норд-ост", я провел в горах Дагестана, на границе Грузии и Чечни, где обосновались гарнизоны БТГ (батальонной тактической группы) бригады морской пехоты Каспийской флотилии. Уже под вечер мы подъехали к Гизельскому мосту, разрушенному наводнением. Здесь обосновался со своим взводом выпускник Новосибирского общевойского училища 2002 года лейтенант Сергей Веров. Он добровольно попросился в батальон, уходивший на войну. Батальон, унаследовавший традиции от батальона, который в январе 1945-го, форсировав реку, взял четыре линии вражеских траншей и обеспечил успех дивизии. Все солдаты тогда были награждены орденами Славы. Командиры взводов - орденами Александра Невского, ротные - Красного Знамени, а двое, в том числе и комбат, стали Героями Советского Союза.

Меня удивили не по годам основательность и серьезность лейтенанта, то, как уважают его солдаты и сержанты.

В репортаже "Горные морпехи" ("Воин России" №12 2002 года) написал: "Недавно наведавший "хозяйство" Верова комбат остался доволен его службой и посоветовал не расслабляться, быть готовым к круговой обороне. Веров показал нам, что это такое: в секунды со всех четырех сторон его временная крепость ощетинилась стволами.

Лейтенант Веров решил служить, строить военную карьеру. Думается, через полгода службы в горах он вполне мог рассчитывать на повышение, как бывает на войне".

Наверное, так оно и было бы, если бы в феврале нынешнего года БТГ морпехов в связи с обеспечением безопасности на референдуме в Чечне не была срочно переброшена в Веденское ущелье, в самое логово недобитых бандитов. Каспийцы пришли туда, где славно воевали во вторую чеченскую кампанию. Надо думать, Басаев захотел с ними посчитаться. Тем более нашим сверху приказали в связи с референдумом особо не злить местное мирное население. 24 февраля во время разведывательно-поисковой операции усиленная рота морской пехоты попала в засаду, устроенную "мирными" жителями одного из сел с приданными им арабскими наемниками. Наши понесли потери: были убитые и раненые, при эвакуации роты боевики уничтожили вертолет...

В главном штабе меня успокоили: мол, жив твой лейтенант. А потом позвонила из Новосибирска мама Сергея, Вера Ивановна: "Мы прочитали ваш материал и увидели снимок сына. Он погиб 24 февраля". Получается, что офицеры главного штаба иногда "ошибаются". И мать простила бы им эту ошибку, если бы сын остался жить...

Что происходило на самом деле, мне рассказал командир гвардейской Московско-Черниговской бригады морской пехоты гвардии генерал-майор Сергей Витальевич Пушкин, вводивший БТГ в Чечню.

Когда рота во главе с комбатом вошла в ущелье, то разведка донесла: на высотах видим вооруженных людей. Доложили в штаб группировки. Оттуда ответили, что чужих вокруг нет, а с автоматами - сторонники новой власти. Вскоре рота уткнулась в необозначенное минное поле. А потом по нашим "сторонники" врезали из АГСов (автоматических гранатометов) и ротных пулеметов. Взвод лейтенанта Верова, как лучший и самый подготовленный, шел впереди. Он и понес первые потери. Пушкин доложил наверх об убитых и раненых: послал подкрепление и попросил выслать вертолеты. Начальство ответило, что боевиков нет, а бой вы, дескать, не разобравшись, ведете друг с дружкой.

Рота с боем стала выходить из ущелья, но на ее пути "мирные сельчане" успели поставить мины, на одной из которых и подорвался лейтенант Веров, взявший перед этим пулемет убитого разведчика. В последние минуты жизни он думал и действовал как офицер, зная, что убитого вытаскивают двое, а раненого - четверо бойцов, и что это приведет к новым потерям. Он, истекая кровью, кричал: "Не посылайте людей". Его пулемет работал, пока билось сердце - ранение оказалось смертельным.

Наши определили, что бой ведут около сорока боевиков: местные и две мелких банды наемников.

Комбриг запросил у командования открыть огонь по противнику из гаубиц: уже горела подбитая вертушка. Сверху ему отказали: накроете село, а на носу референдум. Уничтожив большую часть банды, морпехи эвакуировались на вертолетах. Сначала погрузили раненых и убитых, затем посадили матросов и сержантов и только потом офицеры, посчитавшие всех своих, живых и мертвых, ведя огонь, поднялись на вертолеты. Летчики удивлялись: "Вон как у вас, офицеры последними. Тут недавно один полковник первым сиганул, хоть и ситуация была не в пример вашей".

- Мы же морская пехота, - сказал комбат, глядя на своего взводного, лучшего взводного, которого по возвращении домой ждала рота. Но на войне не только быстро получают повышения, на ней, увы, погибают. И погибают, как сказал комбриг Пушкин, лучшие...

После боя на отличившихся написали наградные листы. Прошло несколько месяцев, а они, говоря военным языком, нереализованы. Не вовремя, оказывается, совершил свой подвиг в своем первом и последнем бою лейтенант Веров. В Чечне объявлена мирная жизнь, она готовится к выборам своего президента. Потому и бой тот кровавый почти не получил огласки в вездесущей прессе.

Когда пишу эти строки, одна партия, называемая Народной, ищет по всей России героев. Смотря каких героев! Судя по шумихе в прессе, то это Роман Абрамович, купивший ради забавы английский футбольный клуб "Челси", или оборотень-милиционер, сознательно ставший бандитом.

У героев же из бригады морской пехоты генерала Пушкина в связи со стабилизацией обстановки отбирают полуторные оклады. Между тем на мраморных плитах монумента в честь павших во время второй чеченской войны скоро не будет места. Морпехи по-прежнему служат в окрестностях Ведено, а на носу выборы президента Чечни.

Я могу пожелать им только военного счастья. И еще не терять надежду, что Верховный Главнокомандующий наградит их, живых и мертвых, как наградили в 45-м тот легендарный батальон славы, наследниками которого по праву они являются.

И еще. Из Новосибирска позвонила мама лейтенанта Верова и сообщила, что его младший брат, студент университета, написал заявление с просьбой определить его на военную кафедру, чтобы затем стать офицером. Русским офицером.

Не надо искать партиям героев по России. Они есть и будут, даже если кто-то упорно не желает их замечать. А раз так, то будет жить Россия, которую мы еще не потеряли.

Автор Василий Дандыкин
Вверх, к заоблачным далям,
В край не взятых высот,
Там, где все начиналось,
Взвод идет на восход... (с) Кипелов

BOPOH

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2786
  • Пол: Мужской
    • МСК "Взвод морской пехоты РЕЙД"
Статьи
« 18 Ноябрь, 2013, 11:23:46 »

Подвиг Русского солдата

28 лет назад, 26 апреля 1985 года двенадцать изможденных, но не сломленных советских воинов начали бой против стократно превосходящих сил противника – регулярных частей пакистанской армии, сотен афганских душманов и их американских инструкторов, которыми руководил будущий президент Афганистана Бархануддин Раббани.

Это произошло в местечке Бадабер, в 24 километрах от Пешавара – второго по величине города Пакистана. Здесь под видом лагеря для беженцев находился учебно-террористический центр «Исламского общества Афганистана» (ИОА). Общее шефство над центром осуществлял лидер ИОА Б.Раббани, руководителем был полевой командир Гульбеддин Хекматияр.

Центр занимал площадь 500 га. Срок обучения курсантов составлял 6 месяцев. Преподавательский состав был укомплектован египтянами и пакистанцами – всего 65 инструкторов. Начальник центра – майор ВС Пакистана Кудратулла. При нём 6 советников из США. Старший – некто Варсан. Курсанты после завершения учёбы направлялись на территорию Афганистана руководителями ИОА провинциального, уездного и волостного звена провинций Нангархар, Пактия и Кандагар.

На территории центра располагалось 6 складов с боеприпасами и 3 подземных тюрьмы, где содержались советские и афганские военнопленные. Режим содержания – особо строгий, изолированный. В подземные тюрьмы попадали «неисправимые шурави» – захваченные в бою, оказывавшие сопротивление, не принявшие ислам. Их стали привозить сюда в 1983-84 гг., незадолго до описываемых событий. До этого держали в основном в специальных ямах-зинданах, используя на самых тяжелых работах – в каменоломнях, погрузке-разгрузке боеприпасов. За малейшую провинность, а зачастую и без таковой жестко избивали.

Узники подземных тюрем были безымянны. Вместо фамилий и имён – мусульманские клички. Строптивых и непокорных клеймили по примеру фашистских палачей. Морили голодом, давая в сутки глоток воды и скудную солёную пищу в которую подсыпали «чарс» и «насвай» – самые дешёвые наркотики. Держали скованными кандалами, от которых на руках и ногах гноились не только кожа, но и кости.

По воспоминаниям Раббани, восстание начал высокий парень, сумевший обезоружить охранника, принесшего вечернюю похлебку. Он открыл камеры и выпустил на свободу других пленных. Душманы и их инструкторы опомнились только тогда, когда вся оружейно-тюремная зона оказалась в руках восставших. По тревоге были подняты все обитатели лагеря. Срочно началась блокировка зоны складов. На помощь были вызваны части пакистанской армии.

Жесточайшее боестолкновение продолжалось всю ночь. После ряда безуспешных атак, уже глубокой ночью, Раббани лично обратился к восставшим с предложением сдаться. Те ответили категорическим отказом и потребовали вызвать представителей ООН, Красного Креста и советского или афганского посольств из Исламабада.

Раббани обещал подумать, прекрасно сознавая: выполнить требование – значит обнародовать факт тайного содержания в объявившем себя нейтральным Пакистане военнопленных, что является грубейшим нарушением элементарных норм международного права. Моджахедам и пакистанским войскам был отдан приказ – любым способом покончить с непреклонными «шурави».

Последовали новые штурмы. И предложения сдаться. Ответ всегда был один. Штурм следовал за штурмом, силы восставших таяли, однако и враг нес чувствительные потери. Неизвестно, сколько бы длилась эта схватка горстки обречённых людей с превосходящими в десятки, сотни раз силами. Наверняка до последнего патрона, до последнего человека – они не ждали пощады от палачей…

Отчаявшись подавить восстание, командование вооруженных сил Пакистана решило: расстрелять восставших из реактивных установок залпового огня и тяжелой артиллерии, установленной на прямую наводку. В 8 часов утра 27 апреля Раббани лично принял командование операцией. Одновременно с артиллерийским был нанесен авиаудар.

«Район восстания был блокирован отрядами моджахедов, танковыми и артиллерийскими подразделениями 11-го армейского корпуса ВС Пакистана. Против восставших были применены РСЗО «Град» и звено вертолетов ВВС Пакистана. Радиоразведка 40-й армии зафиксировала радиоперехват между их экипажами и авиационной базой, а также доклад одного из экипажей о нанесении бомбового удара по лагерю. Лишь совместными усилиями моджахедов и пакистанских регулярных войск удалось подавить это восстание. Большинство из восставших пало смертью храбрых в неравном бою, а тяжело раненные были добиты на месте».

По одной из версий, восставшие, поняв безнадёжность своего положения, взорвали себя сами. Из передачи радиостанции «Свобода» от 4 мая 1985 года: «Представитель штаб-квартиры космического командования США в штате Колорадо сообщил, что на аэрофотоснимках, полученных с помощью спутника, зафиксирован взрыв большой разрушительной силы в северо-западной провинции Пакистана, произошедший 27 апреля с.г.». (Возникший пожар уничтожил канцелярию центра, в которой находились списки советских пленных).

Душманы сообщили, что охранников и прочих «братьев» погибло 97. По другим данным – порядка 200 человек, в том числе около 100 афганских душманов, 9 представителей пакистанских властей, 28 офицеров ВС Пакистана. Были уничтожены 3 реактивные установки залпового огня «Град» (БМ-13), около 2000 тысяч ракет различного типа и снарядов, 40 орудий, минометов и пулеметов. Погибли 6 военных инструкторов из США.

С начала мая 1985 года вся информация о событиях в Бадабере была наглухо заблокирована властями Пакистана. Место событий посетили губернатор Северо-Западной пограничной провинции генерал-лейтенант Фазл Хак и президент Пакистана генерал Зия Уль Хак, имевшие тяжёлый и неприятный разговор с лидерами душманов. После этого разговора полевой командир Г.Хекматияр, в ведении которого находился разгромленный учебно-террористический центр, отдал приказ своим отрядам, содержавший пункт: «Русских в плен не брать. При захвате уничтожать на месте на всей территории Афганистана»…

Однако кое-что всё равно просочилось. И в том же мае 1985 года мировые информагентства облетела сенсационная новость – в одном из «лагерей афганских беженцев» подняли восстание советские военнослужащие, захваченные в плен моджахедами. Эту информацию передало 27 мая и Агентство печати «Новости».

Советская, а позже российская сторона неоднократно обращалась к пакистанским властям с просьбой разрешить посещение лагеря, но получала отказ. Из официального письма представителя российских властей на имя председателя Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств стран СНГ:

«Информация о героическом восстании советских военнопленных в лагере Бадабер подтверждается имеющимися в нашем распоряжении документами Госдепартамента США, материалами МГБ Афганистана, показаниями непосредственных очевидцев и участников этих событий со стороны моджахедов и пакистанцев, а также заявлениями руководителей вооруженных формирований Б.Раббани (ИОА), Г.Хекматияра (ИПА) и др. Кроме того, еще в начале 1992 г. заместитель министра иностранных дел Пакистана Шахрияр Хан официально передал имена 6 участников восстания в Бадабере…»

Вот эти имена: рядовой Васьков Игорь Николаевич, 1963 г.р., Костромская область; ефрейтор Дудкин Николай Иосифович, 1961 г.р., Алтайский край; рядовой Зверкович Александр Николаевич, 1964 г.р., Витебская обл. (Беларусь); мл. сержант Коршенко Сергей Васильевич, 1964 г.р., Белая Церковь (Украина); рядовой Левчишин Сергей Николаевич, 1964 г.р., Самарская обл.; рядовой Саминь Николай Григорьевич, 1964 г.р., Целиноградская обл. (Казахстан).
Вверх, к заоблачным далям,
В край не взятых высот,
Там, где все начиналось,
Взвод идет на восход... (с) Кипелов

МАЙК

  • Разведчик
  • ****
  • Сообщений: 231
  • Пол: Мужской
  • С неба об землю и в кусты...
Статьи
« 19 Ноябрь, 2013, 17:42:43 »
Дим, где такой памятник стоит? Откуда фотка?
Мир вашему дому!

МАЙК

  • Разведчик
  • ****
  • Сообщений: 231
  • Пол: Мужской
  • С неба об землю и в кусты...
Статьи
« 19 Ноябрь, 2013, 17:45:21 »
Дим, где такой памятник стоит? Откуда фотка?
О, так это на Поклонной горе памятник.
Мир вашему дому!

BOPOH

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2786
  • Пол: Мужской
    • МСК "Взвод морской пехоты РЕЙД"
Статьи
« 20 Ноябрь, 2013, 08:58:59 »
Дим, где такой памятник стоит? Откуда фотка?
О, так это на Поклонной горе памятник.

Да, это памятник воинам-интернационалистам на Поклонке: http://gidtravel.com/country/russia/Pamytnik_voinam-internacionalistam_na_Poklonnoy_gore_dp4284.html
Вверх, к заоблачным далям,
В край не взятых высот,
Там, где все начиналось,
Взвод идет на восход... (с) Кипелов

BOPOH

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2786
  • Пол: Мужской
    • МСК "Взвод морской пехоты РЕЙД"
Статьи
« 18 Декабрь, 2013, 10:43:19 »
Принц Бандар — на коленях перед Путиным

Пока на Украине продолжается матч, на других геополитических площадках происходят не менее интересные, но полностью игнорируемые российскими аналитиками события. С одной стороны, о том что Сауды и официальный Вашингтон (т.е. команда Обамы, не путать с остальными элитарными группировками США) сейчас переходят в фазу конфронтации не писал только ленивый. Но! С другой стороны, сейчас имеются крайне интересные детали, которые красят картину все новыми и новыми красками.
 
Контекст: Обамычу (точнее тем кто его выдвинул) жизненно необходимо не потерять остатки контроля над Сенатом, ибо тогда рулить станет ну просто невозможно. В более длинной перспективе, нужно обеспечить неизбираемость всех радикальных республиканских претендентов, ибо иначе всей группе будет очень-очень-очень больно. Группе Обамыча не простят слив Сирии, зачистку руководителей силовых ведомств (директор ЦРУ, адюльтер, отставка) и МВФ (горничная Штрос-Кана) ну и много других фишек по мелочи, типа слом через колено Ларри Саммерса (Кстати, если у Вас есть подозрения чем его «сломали», пишите в коментах, мне интересно побрэйнстормить).

С реализацией этих задач у «группы Обамыча» полный швах: экономика в ****, реформа медицины провалилась с треском и стала позором вместо триумфа, рейтинг тоже в ****. Что делать? Нужны радикальные решения. И тут «группа Обамы» достает из широких штанин последний довод королей… нет, не то что вы подумали…

Два конгрессмена, Вальтер Джонс и Стефен Линч вдруг внесли в Конгресс проект резолюции, согласно которой требуется рассекретить и опубликовать ПОЛНЫЙ отчет комиссии, которая расследовала теракты 11 сентября. Все, кто в теме знают, но большая часть населения США и мира не в курсе, что в самой середине этого увесистого фолианта на 830 страниц есть 28 «секретных» страниц, которые во всех публичных версиях отчета публикуются пустыми или полностью черными. Конгрессмены, которые прочитали эти 28 страниц (только сейчас, ага!) заявляют, то находятся в шоке от прочитанного, но из-за секретности не могут рассказать всем.

С помощью полезного «сливного бачка»/»аналитика» Пола Сперри из Института Гувера мир узнал о том, что примерно содержат «секретные страницы» (слухи на эту тему были и раньше но без деталей). Грубо говоря, на 28 страницах содержится детальное описание того как дипломаты, консульские работники и сотрудники спецслужб Саудовской Аравии помогали, направляли и организовывали действия «террористов 11 сентября». Уровень детализации хороший — имена, явки, фамилии. Ну и такие милые детали как организация «приветственной вечеринки» для будущих пилотов смертников, когда они только приехали в США, «духовная» работа «карманного имама» саудовского посольства в Вашингтоне с террористами, пересылка 130 тысяч $ со счетов аравийских дипломатов на покрытие расходов террористов во время проживания в США итд. Полный и вырвиглазной ужас, который у любого правоверного американца вызовет два вопроса:

1. Почему администрация Буша засекретила эту часть отчета?
2. Почему всем саудовским дипломатам и агентам, которые участвовали в этой операции дали спокойно убраться из США?


Ответов может быть много и «группе Буша» придется сильно постараться чтобы найти удовлетворительные ответы. Дело в том что «Обамовцы» могут использовать «ядерную опцию» и выкатить через свои СМИ самый очевидный и понятный ответ: администрация Буша покрывала Саудов из-за того что сама заказала 11 сентября. Этот скандал может фактически уничтожить Республиканскую Партию, а значит такая угроза может сделать её очень сговорчивой в некоторых важных вопросах. А может и нет. Шантаж может не сработать.

В текущей конфигурации, очевидно одно: неважно насколько далеко зайдет скандал в плане дискредитации республиканцев, Саудовская Аравия станет его жертвой.Вплоть до того что её начнут «гуманитарно бомбить» за террористическую атаку на США (Сперри так и сформулировал «Саудиты провели против США военные действия») и хотя такой экстремальный вариант — маловероятен, у руководящей верхушки в Эр-Рияде есть серьезный повод подумать о будущем. Особую пикантность ситуации придает тот факт, что в качестве главного координатора событий 11 сентября в отчете фигурирует принц Бандар, нынешний руководитель саудовской разведки и дипломатии, который тогда был послом в США. Неудобно получается, да. Тут и без гуманитарных бомбардировок можно в прямом смысле потерять голову в рамках дворцового переворота.

Перед «домом Сауд» и перед Бандаром лично встает во весь рост вопрос: Что делать? или, если конкретнее, как спасти свою шкуру?

Грубо говоря, любой план по спасению должен удовлетворять двум условиям:
1. Защитить от региональных конфликтов или как минимум сильно усложнить региональным конкурентам саудов подключение к борьбе внешних игроков.
2. Создать понятный для бурлящего саудитского истэблишмента понятный нарратив, который успокоит страсти и позволит навести хоть какой-то порядок в верхних эшелонах власти.

Что могут сауды предложить взамен:

1. Нефть.
1.1 могут предложить «взорвать нефтедолларовую систему» в пользу своей новой крыши. Сейчас, необходимость покупать нефть за доллары — один из главных элементов удержания спроса на доллары на высоком уровне. Если саудиты выберут какую-то другую валюту — это будет сильнейший удар по доллару и большой подарок стране в валюте которой будет продаваться саудовская нефть.

2. Деньги. Много денег. У саудитов очень серьезные валютные резервы.

После перебора вариантов понятно, что у саудов ровно два варианта: Китай и Россия. У каждого свои плюсы и минусы и далеко не факт, что хоть кто-то согласится иметь дело с саудами. Очевидно, что им придется пробовать оба варианта. Скорее всего, у саудов будет больше шансов в Москве чем в Пекине: Китай еще не научился как следует защищать своих союзников за пределами Юго-Восточной Азии, да и переходить на прямую конфронтацию с США китайцы пока предпочитают в понятных и близких зонах — см. скандал со спорной зоной ПВО в Восточно-Китайском море

Очень возможно, что в ближайшем будущем произойдет довольно забавная сцена. Принц Бандар, тот самый, который приезжал угрожать Путину терактами если Россия не сдаст Сирию, будет стоять в неудобной позе перед тем же Путиным и умолять взять саудов под крыло. Это будет умилительно, конечно. С эмоциональной точки зрения, посыл Бандара на три буквы будет понятен и правилен, но с другой стороны, такое уязвимое положение саудитов открывает некоторые неординарные возможности длягеополитического троллинга. Пару вариантов:

1. «Прикрытие в обмен на вентиль» - если Кремль получит возможность контролировать объемы нефти, которые сауды вываливают на международный рынок, то фактически мировая цена на нефть окажется в руках Путина. Саудам пофиг плюс минус миллион баррелей в день, у них огромные резервы, а вот мировым ценам на нефть — нет, т.е. даже не очень значительные уменьшения поставок могут легко держать цену на довольно высоком уровне.

2. «Прикрытие в обмен на бабло» - саудовский портфель американских облигаций может в любой момент превратиться в пыль («страна помогала террористам, какие долги???!») , так может стоить потратить эти деньги на то чтобы приобрести союзников с ядерным зонтиком? России как раз очень пригодятся деньги на (пере)освоение Сибири…

3. «Обязательно бахнем! весь мир в труху!» (ц) ДМБ — эта опция больше пригодилась бы Китаю с его планами по интернационализации юаня, но для РФ тоже может быть интересно в качестве «стратегического финансового оружия». Сауды могут предложить купить свою безопасность заплатив уничтожением нефтедолларовой системы, переключив её на какую-то другую валюту…

Нас ожидает очень веселый 2014 год. Особенно забавно будет если у саудов получится договорится и с Москвой и с Пекином.

ПС: понимаю, что читателям было бы интересно про Украину, но пока у меня интересных новостей — нет. Есть только один интересный фактойд: агентство Fitch, максимально нейтрально, не исключая никаких вариантов, но высказалось в плане того что «продолжение протестов оказывает давление на рейтинг Украины». Заметьте, не «дальнейшее пребывание Януковича на посту» или «дальнейшее неподписание договора с ЕС», а «продолжение протестов». Выводы делайте сами.
Вверх, к заоблачным далям,
В край не взятых высот,
Там, где все начиналось,
Взвод идет на восход... (с) Кипелов

BOPOH

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2786
  • Пол: Мужской
    • МСК "Взвод морской пехоты РЕЙД"
Статьи
« 28 Январь, 2014, 13:06:59 »
Интриги Ближнего востока

По мере приближения даты начала Зимних Олимпийских игр в Сочи, волна взрывов смертников в Волгограде (бывший Сталинград, место оказания решительного сопротивления немецкому вторжению в 1942 году) посеяла в регионе смерть и неопределённость. 29 декабря 2013 года террорист-смертник привёл в действие взрывное устройство на железнодорожном вокзале Волгограда, в результате чего погиб он сам и ещё 16 человек. На следующий день другой террорист-смертник унёс жизни, как минимум, 15 человек в троллейбусе. Теракты происходят всего за несколько недель до начала 7 февраля на черноморском побережья у границы с Грузией Зимних Олимпийских игр в Сочи 2014 года.

Министерство по чрезвычайным ситуациям России сообщило о том, что в результате взрыва погибли не менее 5 человек, и ещё 17 получили ранения. Была установлена личность террористки-смертницы – ею оказалась 30-летняя Наида Аиялова из Дагестана. С 1999 года суннитские моджахеды-салафиты, нередко из Саудовской Аравии и прочих арабских стран, действуя с территории соседней Чечни, пытались разжечь исламскую революцию и установить право шариата в Дагестане так же, как в самой Чечне.

Недавняя новая волна терактов в регионе заставила многих считать их делом рук радикальных суннитских моджахедов-салафитов, возглавляемых непредсказуемым джихадистом из Чечни, Доку Умаровым, который иногда проходит под арабизированным именем Докку Абу Усман. Умаров в одностороннем порядке провозгласил себя президентом непризнанной Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) в подполье, а позднее – эмиром российского Северного Кавказа, объявив его исламским государством Кавказский Эмират.При этом он заявил:

«Я буду служить слову Аллаха и работать, убивая врагов Аллаха всё то время, которое он даёт мне жить на этой земле».

В России его называют «российским бен Ладеном». В марте 2011 году Комитет Совета Безопасности ООН по санкциям против «Аль-Каиды» и «Талибана» включил Умарова в список лиц, предположительно связанных с «Аль-Каидой» – широкой сетью международных джихадистских отрядов, подготовку которых во время афганской войны 1980-х против Советского Союза вели ЦРУ, саудовские, израильские и пакистанские разведслужбы.

«Аль-Каида» – это наименование базы данных, организованной саудовской разведкой с целью отслеживания всех арабских и прочих мусульманских наёмников, действовавших против русских в Афганистане.

Умаров брал на себя ответственность за отвратительные террористические взрывы с использованием женщин, именуемых «чёрными вдовами», чьи мужья погибли в ходе джихада против российских сил безопасности. Умаров открыто взял на себя ответственность за взрывы в московском метро 2010 года и взрыв в международном аэропорту Домодедово в Москве 2011 года. Взрыв в метро осуществила 17-летняя вдова моджахеда Дженнет Абдурахманова.

В июне 2013 года Умаров призвал своих последователей на Кавказе и за его пределами приложить «максимум усилий», приняв меры к тому, чтобы Зимняя Олимпиада 2014 года в Сочи не состоялась: «Они собираются провести Олимпиаду на костях наших предках, костях многих-многих мусульман, погибших и похороненных на территории наших земель вдоль Чёрного моря. Мы, как моджахеды, обязаны не допустить этого любыми методами, дозволенными Аллахом».

Все признаки указывают на то, что за последними взрывами смертников в Волгограде стоят подконтрольные Умарову террористы.
Наида Асиялова, взорвавшая себя в октябрьском теракте в Волгограде, является уроженкой Дагестана. Сообщалось, что до того как «выполнить свой долг» перед джихадом Умарова, она была «влюблена» в другого подрывника-смертника. Она также была близкой подругой женщины, причастной к более позднему взрыву на волгоградском вокзале.

В качестве реакции на указанные события Государственный департамент США выпустил для едущих в Сочи американских граждан Рекомендательное предупреждение, даже при том, что Волгоград находится от него на расстоянии несколько сотен километров.

Моджахеды-террористы России

Вскоре после распада Советского Союза, «Халлибертон», крупнейшая в мире сервисная нефтяная компания, во главе которой тогда стоял Дик Чейни, установила, что Кавказ и регион вокруг Каспийского моря содержат головокружительные объёмы нетронутой нефти. Говорили, что это «новая Саудовская Аравия». В качестве составной части более широкой вашингтонской стратегии бывшего тогда президентом Джорджа Г. Буша, американская разведка начала перемещение ветеранов кровавой кампании афганских моджахедов в кавказский и каспийский регион, чтобы содействовать его независимости от СССР и открыть американским и британским нефтяным компаниям путь к получению контроля над ключевыми нефтяными регионами.

Два «отставных» сотрудника ЦРУ, близких к бывшему главе ЦРУ Бушу, Тед Шекли и генерал (в отставке) Ричард Секорд, основали подставную азербайджанскую нефтяную компанию под названием Mega Oil. Это было прикрытием для доставки воздухом из Афганистана ветеранов-моджахедов в качестве «нефтяников».
В 1991 году Ричард Секорд вместе с ветеранами операций США в Лаосе, а позднее – совместных операций Оливера Норта с контрас, прибыл в Баку под прикрытием MEGA Oil. Это произошло тогда, когда Джордж Г. Буш поддержал строительство нефтепровода из Азербайджана через Кавказ в Турцию. Дик Чейни был тогда министром обороны у Буша-старшего. Никакой нефти MEGA не нашла.

Но сотрудники MEGA в Азербайджане принимали участие в военной подготовке, передавали «коричневые сумки, набитые наличностью» членам азербайджанского правительства и организовали авиалинию по модели цээрушной «Эйр Америка» эпохи Вьетнама, которая переправляла сотни наёмных моджахедов из Афганистана в Азербайджан и на Кавказ, особенно, в Чечню.

Связанная с неоконсерваторами и американским ВПК группировка в ЦРУ и американской разведке оказалась причастна к занесению фанатично-джихадистского ислама в традиционный мирный суфийский ислам Кавказского региона. Усама бен Ладен активно ездил из Афганистана в Боснию, затем – Косово, а, далее, после 1995 года – Чечню, где его главный союзник и соотечественник, саудовский джихадист ибн аль-Хаттаб, был предводителем арабских моджахедов, воюющих с русскими в Чечне. Чечне выпало оказаться транзитным регионом крупного российского нефтепровода для перекачки каспийской нефти из Баку в Россию, который Вашингтон был полон решимости заблокировать. Журналист Али Сауфан отмечает, что к 1996 году «Соединённые Штаты были на стороне мусульман в Афганистане, Боснии и Чечне».

В момент бойни в школе российского города Беслан у границы с Грузией в сентябре 2004 года джихадисты Умарова, включая арабских моджахедов, частично финансировались американскими деньгами через вашингтонскую НПО под названием ACDI/VOCA.
Как сообщается, бо́льшая часть денег, которые получали на проект финансируемые американским правительством НПО, поступала из проекта «Продовольствие за мир» Министерства сельского хозяйства США. По-видимому, раздаваемое ими продовольствие имело форму «Калашниковых» и ручных гранат, а не зерна и яблок.

Согласно работающему на Кавказе ветерану журналистики Джеффри Сильверману, Доку Умаров сегодня является «активом», контролируемым и управляемым вашингтонской «фабрикой мысли» под названием Потомакский институт политических исследований. Состав правления Потомакского института читается как справочник «Кто есть кто среди отставников американской армии и разведки».
По сообщениям инсайдеров из Вашингтона, Потомак не является только тем, чем он пытается выглядеть.

Скорее, говорят указанные источники, эта организация является фасадом израильской разведки и группы американских неоконсерваторов, работающих совместно с разведкой Саудовской Аравии. Двумя ключевыми фигуры Потомака, имеющими отношение к Кавказу, по сообщениям, являются профессор Джонатан Александер, возглавляющий институтский Международный центр по изучению терроризма, и посол (в отставке) Дэвид Смит.

Александр учился в Университете Тель-Авива и руководил проектом с интересно звучащим названием «Терроризм, серая зона и конфликт низкого уровня» для американского Совета по глобальной стратегии – организации, основанной бывшим заместителем директора ЦРУ Реем Клайном. Дэвид Дж. Смит занимает пост директора грузинского Аналитического центра по вопросам безопасности (GSAC) при грузинском Фонде стратегических и международных исследований в Тбилиси. В период с 2002 по 2006 годы Смит был членом Международного консультативного совета по вопросам безопасности от США, помогая Грузии «строить демократию и учреждать работоспособные институты национальной безопасности». Судя по всему, работу он проделал довольно слабую, если это было то, что он на самом деле строил.

Многие арабские и чеченские террористы-джихадисты, досаждающие в последние годы России, проникли в Чечню через грузинскую границу из района Панкисского ущелья, где проамериканский режим Саакашвили в то время явно «смотрел в другую сторону».
По имеющейся информации, брат Саакашвили работал в Лондоне на BP – главную компанию англо-американского нефтепроводного консорциума, которому принадлежит трубопровод БТД, идущий из Баку в Турцию через Грузию.

Вопреки внешней видимости, между саудовскими и израильскими разведслужбами годами существует тесное сотрудничество по вопросам общих стратегических интересов. Сообщается, что связи эти зародились, когда принц Бандар был саудовским послом в Вашингтоне.

Если всё это правда, то это наводит на мысль, что последние умаровские теракты с использованием смертников в России являются частью направленной на саботаж Олимпиады в Сочи операции «возмездия» Нетаньяху и главы саудовской разведки принца Бандара бен Султана за роль Путина в том, что прошлой осенью удалось «отбить» Обаму в вопросе войны против Сирии, и за открытый поиск дипломатического решения ядерной проблемы Ирана.

Признавшие факт своего сотрудничества Бандар и Нетаньяху, как сообщается, очень разозлились на Путина за срыв их джихада в Сирии.

И против Обамы тоже

Также ясно, что саудиты и Нетаньяху активно работают ещё и над подрывом дипломатии Обамы в иранском направлении. 30 октября 2013 года американо-израильский миллиардер с двойным гражданством Шелдон Адельсон – друг-финансист Нетаньяху, которому принадлежат казино в Лас-Вегасе, обратился к Конгрессу США. Сообщается, что он сказал своим друзьям в Конгрессе принять новые санкции против Ирана, направленные на срыв переговоров Ирана и Обамы. Адельсон был основным источником финансовой помощи Митту Ромни, которая должна была помочь тому в 2012 году победить Обаму, ставшего злейшим врагом Нетаньяху. По-видимому, Адельсон чувствует, что Обама медленно отходит от сильного уклона Буша и Чейни в сторону американских ястребов-неоконсерваторов, связанных с американо-израильским ВПК вокруг партии «Ликуд» Нетаньяху.

Республиканская еврейская коалиция – под предводительством финансового донора республиканцев Шелдона Адельсона – просит своих членов звонить своим сенаторам и требовать от них принятия нового раунда санкций в отношении Ирана.
Это делается на фоне усилий, предпринимаемых высокопоставленными представителями администрации Обамы для того, чтобы убедить Конгресс отложить подобные меры и дать переговорам с Исламской Республикой время «набрать обороты».

Взрывы в Волгограде являются частью происходящего глобального политического сдвига, когда властные группировки основных стран объявляют войну друг другу.

Сегодня Вашингтон расколот между «произраильской» фракцией, представленной главным образом в Конгрессе и смешением националистов на противоположной стороне, которые, судя по всему, пытаются очертить настоящие американские интересы во всех войнах на планете. Как сообщается, председатель Объединённого комитета начальников штабов, высшего военного органа в Пентагоне, генерал Мартин Демпси и другие лица вокруг президента Обамы делают шаги, направленные на отмежевание Вашингтона от саудовско-израильской военной стратегии, которая, как они поняли, противоречит американским интересам.

Осознание в Белом доме и Госдепартаменте, а также вокруг них, того, что американским правительством манипулируют посредством недостоверной информации, поступающей от израильской и саудовской разведок, и было, по сообщениям из Вашингтона, настоящей причиной внезапного решения президента Обамы прекратить прошлым летом реализацию планов войны против Сирии. Обаме было сказано, что «доказательства» химической атаки сирийского правительства против мирных жителей были сфальсифицированы саудовской и израильской разведками, чтобы заставить его наконец-то объявить войну.

Вот почему Обама неожиданно и необъяснимо принял посредническое предложение Путина об уничтожении химического оружия, а Асад быстро согласился.

Обама и сам был сильно против военных действий в Сирии. Применённые в Сирии химические вещества, как сообщается, имели источником не сирийские правительственные силы, а были поставлены повстанцам принцем Бандаром. Предоставленные президенту Обаме данные перехвата переговоров, которые, по утверждениям, были записями обсуждения командирами Сирийской Армии химической атаки, Вашингтону передала израильская разведка в лице «подразделения 8200» Армии обороны Израиля и, как сообщается, они тоже были подделаны.

Теперь похоже, что та же самая сеть нанесла ответный удар по Путину и Обаме за то, что они расстроили их стратагемы. Это очень рискованное предприятие Нетаньяху и саудовского принца Бандара может серьёзно выйти им боком.

В дополнение к отвратительной драме Доку Умарова в целом следует также заметить, что 17 января Moscow Times привела сообщение президента Чечни Рамзана Кадырова в социальных СМИ, который утверждает, что у него появились «новые доказательства» гибели лидера мятежников Доку Умарова. Кадыров написал в Instagram: «По имеющейся у нас информации, Умаров мёртв, и мы ищем его тело». Он заявил, что Умаров был убит в ходе операции российских специальных сил.

Данное сообщение Москва не подтвердила.

Слова Кадырова следует воспринимать с немалой долей скептицизма. Эпатажный президент Чечни давал подобные сообщения и раньше, в последний раз в декабре, когда написал, что Умаров «скорее всего мёртв или скоро будет мёртв». Жив Доку Умаров, или мёртв, больше всего похоже на то, что он представляет собой не более чем «крышу» для более скрытых сетей, ведущих террористическую деятельность против путинской России на Кавказе; они-то и являются настоящей проблемой Москвы.

Уильям Энгдаль
Вверх, к заоблачным далям,
В край не взятых высот,
Там, где все начиналось,
Взвод идет на восход... (с) Кипелов

Hazg

  • Ветеран
  • ******
  • Сообщений: 658
  • Пол: Мужской
  • ... не отступать и не сдаваться!
Статьи
« 28 Январь, 2014, 19:49:22 »
ожидаемо)
Батальонная разведка, мы без дел скучаем редко! Что ни день, то снова поиск снова бой...
http://www.youtube.com/watch?feature=player_detailpage&v=jng1EKre-dE[

BOPOH

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2786
  • Пол: Мужской
    • МСК "Взвод морской пехоты РЕЙД"
Статьи
« 10 Февраль, 2014, 16:53:23 »

РЕЙД. НЕСКОЛЬКО ПРИМЕРОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ СОВЕТСКОГО СПЕЦНАЗА В ПРОВИНЦИИ КАНДАГАР

Полковник запаса Николай Пиков, полковник Юрий Шведов
Журнал «Солдат удачи» №12, 1994


Костюмированный бал

11 апреля 1984 года бронегруппа 310 десантировала в десяти километрах юго-восточнее высоты 1379 разведгруппу 312, состоявшую из 22 человек (в том числе два офицера и пятеро сержантов). Это не была обычная штатная разведгруппа: для усиления в 312-ю включили отделение станковых гранатометов АГС-17, двух саперов и одного радиста. В целях маскировки все были переодеты в афганскую одежду.
После 12-часового марша группа около двух часов ночи добралась до отметки 1379. Продвижению мешала гористая местность и то, что идти приходилось при свете дня. Сыграла свою роль и слабая подготовка парней: батальон всего месяц назад прибыл в Афганистан. В результате на марше было несколько солнечных ударов, отчего пришлось израсходовать половину запаса воды.
Учитывая все это, командир разведгруппы лейтенант С.Козлов решил устроить дневку прямо на высоте 1379, благо здесь имелось много расщелин, полупещер и прочих мест, удобных для того, чтобы прятаться.
Вечер 12 апреля принес новые неприятности. Сломалась радиостанция Р-143, а знаний у радиста не хватило ни на то, чтобы ее починить, ни на то, чтобы связаться с центром по P-159. В результате связь была потеряна.
Когда стемнело, группа все же решила установить засаду. Огневая подгруппа из 14 человек спустилась на две трети с горы, а семь человек подгруппы обеспечения и радист остались наверху.
В полночь на дороге появились десять «Симургов» (небольшие грузовики японского производства, популярные у душманов), мотоциклист и 300 человек пешей охраны.
Командир разведгруппы предпочел в бой не вступать. При пятнадцатикратном превосходстве противника в численности, имея необстрелянных солдат и не имея связи с центром это было бы чистой авантюрой – тем более что в зону огня попадало меньше трети растянувшейся колонны. Душманам дали уйти.
Утром неприятности продолжались. Группу засекли пастухи, но, к счастью, не опознали с большого расстояния как спецназовцев – спасла местная одежда. Хуже было другое: к 11 утра у солдат оставалось по пол-литра воды на нос. Командир отослал на поиски воды дозор, который вернулся ни с чем.
В полдень прилетел вертолет: выяснять, почему группа не выходит на связь. По «Ромашке» – радиостанции для переговоров с авиацией – Козлов объяснил, с чем столкнулась группа, а заодно сказал и о караване. Покрутившись немного над высотой, вертолет скрылся, перед тем дав «ценное» указание «продолжать выполнять поставленную задачу». Ни связь, ни вода от этого не появились. Предстояло выкручиваться самостоятельно.
Первым делом следовало позаботиться о воде. Долго осматривали все вокруг в бинокли, пока не заметили полосу ярко-зеленой растительности. Даже если воды там в открытую не было, можно было надеяться, что водоносный слой лежит неглубоко. Снова был выслан дозор. Солдаты выкопали яму глубиной около 80 сантиметров, и она начала быстро заполняться мутной водой. Одна проблема была решена: главное, что хоть какая-то вода была, а остальное доделает таблетка пантоцида.
В три часа дня 13 апреля в УКВ-диапазоне засекли внутренние переговоры 313-й разведгруппы, находившейся в засаде в 30 км от 312-й. Козлов связался с командиром 313-й Корневым, объяснил ситуацию и попросил в ночное время оставаться на приеме и в случае чего сработать как ретранслятор.
Опять ждали. И вот снова в полночь появился новый караван: впереди – 74 пеших моджахеда, за ними пять «Симургов». Колонна вошла в ущелье, и Козлов решил дать людям из ущелья выйти, а машины – бить. В результате огневого налета «Симурги» замерли, большая часть душманов в них была уничтожена, а те, что вышли из ущелья, укрылись за ближайшим холмом. Под призывы муллы они дважды атаковали правый фланг разведгруппы, но пулеметчик рядовой Батаев всякий раз вынуждал их отступить.
Тогда душманы решили зайти в тыл левому флангу спецназа. Бог знает почему командир подгруппы обеспечения старший лейтенант Мовенко приказал не открывать по ним огня, и душманы успешно проделали задуманное. Лоб в лоб с ними оказалась пара – снайпер Махсудян и пулеметчик Мамедов. Командиру разведгруппы стоило бы подумать, разумно ли «запаривать» армянина и азербайджанца, и он подумал, но слишком поздно: «пара» кинулась бежать. Моджахеды захватили их позицию и принялись бить по АГСам. Положение складывалось аховое. К счастью, командир отделения гранатометчиков сержант Фролов в одиночку развернул АГС-17 и буквально смел душманов огнем со склона, спасая всю разведгруппу.
На этом моджахеды «сломались» и больше не пытались атаковать, лишь обстреливая группу из крупнокалиберного ДШК, безоткатного орудия и стрелкового оружия. К пяти утра они и вовсе отступили, унося убитых и раненых, но «забыли» на позиции снайпера, который полчаса терроризировал 312-ю разведгруппу – пока сержант Сычев не влепил ему пулю из своей СВД.
Все пять часов, пока длился бой, 312-я группа была на связи, и через нее ушла просьба выслать вертолеты. Но вертолеты появились только к шести утра – пара Ми-24. Под их прикрытием Козлов осмотрел добычу. Захвачено было много всякого добра, в том числе один целый «Симург», боеприпасы, оружие, медикаменты. Еще больше было уничтожено…

Игра в прятки

Шло время, но характер этой странной войны менялся мало. Все так же главное преимущество получал тот, кто умел лучше спрятаться. Это ощутила на себе разведгруппа 333 под командованием старшего лейтенанта С.Кривенко, высадившаяся 18 сентября 1985 года возле кишлака Тахсильдар.
Высадку одетых в пятнистую униформу спецназовцев засекли пастухи и сразу предупредили моджахедов, гонявших на этом участке караваны. Маршрут немедленно закрыли, и группа день просидела в засаде без толку.
Командир разведгруппы понял, что здесь им рассчитывать не на что, и вызвал вертолеты, чтобы перебросить ребят на плотину водохранилища Аргандаб, где стояла афганская зенитная батарея. Отсюда он решил работать как с базы, ночами выходя в засады на дорогу.
На плотину-то 333-я попала, но и вторую их хитрость душманы разгадали и прикрыли направление выхода группы с плотины к дороге. Кривенко вторично вызвал вертолеты и изобразил эвакуацию из зенитной батареи, спрятав бойцов в помещениях зенитчиков. Наконец-то уловка удалась. Заграждение было снято, и ночью спецназовцы вышли к дороге беспрепятственно.
Моджахеды не хотели рисковать, и для проверки маршрута отправили из Кандагара на Шерджанак мимо водохранилища два автомобиля. Но по тому, как они двигались, по шуму двигателей и грохоту кузовов Кривенко догадался, что это – «подстава». Он пропустил машины и решил дожидаться каравана из Пакистана.
В девять вечера показалась одиночная машина, двигавшаяся тяжело и осторожно. Как только она поравнялась с огневой подгруппой, командир приказал открыть огонь. Но когда к подбитой машине вышла группа захвата, трава здесь горела – видимо, от трассирующей пули, – а из бака вытекало топливо. Подгруппа захвата попыталась выкатить машину из огня, но было уже поздно, автомобиль вспыхнул. Так как удерживать группе здесь было больше нечего, а на фейерверк начали подтягиваться душманы со всех сторон, командир разведгруппы приказал уходить. Отойдя от места столкновения на два километра, они расположились на холме и вызвали Ми-24.
Ориентируясь на пожар, вертолетчики «добавили» моджахедам света, подпалив две машины, на которых те приехали.
После этого боя был найден убитым Чарльз Торнтон – американский военный наемник.
Вверх, к заоблачным далям,
В край не взятых высот,
Там, где все начиналось,
Взвод идет на восход... (с) Кипелов

BOPOH

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2786
  • Пол: Мужской
    • МСК "Взвод морской пехоты РЕЙД"
Статьи
« 17 Февраль, 2014, 14:31:17 »

Лимонадная посадка ТУ-134

В ходе перестройки - в начале 90-х годов, когда нашу армию уважал весь мир, и побаивались наши недруги, - "доморощенные" политики начали ее усиленно разваливать. Наша северная граница была дотоле надежно защищена полками современнейших МиГ-31 и Су-27. С них-то у нас и начали…

Приехал я из отпуска, а меня приглашают в дивизию на собеседование по вопросу сокращения. Было мне тогда 40 лет от роду. 20 лет службы, 40 - выслуги. Не стал я унижаться и доставлять штабникам удовольствия,- написал рапорт и ушел.

Обратился в Архангельское авиапредприятие, и меня без всякой волокиты взяли штурманом на Ту-134. Прошел переучивание в г. Ульяновске и приступил к полетам. За два месяца налет составлял, как на МиГе - за год. Где только я не побывал за это время: Ташкент и Новосибирск, Баку и Львов, Крым и Прибалтика. Экипаж попался из опытных, порядочных и честных ребят. Все бы ничего, но…

Наступило 7 мая 1994 года. У нас в это время солнце почти не заходит. Предстояло выполнить простой рейс Архангельск-Москва и обратно. Погода с утра-отличная, видимость миллион на миллион. Обошли диспетчера, метео, врача стартового здравпункта, которая одновременно и есть моя жена, Валентина Викторовна. Обнял ее, поцеловал (чего раньше, уходя в рейс, не делал) и улетел.

До Москвы можно было лететь визуально, без карты, небо - нежно-голубое, с дымкой у земли.
Из Шереметьева, простучав колесами по бетонным плитам, взяли курс на Архангельск. Позже некоторые из пассажиров будут говорить, что слышали при разбеге какие-то нехарактерные стуки. Чушь и бравада все это, ибо пилоты с моим стажем (а ребята с гражданской авиации летают намного больше) услышат и различат мгновенно любой нехарактерный стук или удар на любом участке полета,- а никто из нас ничего не слышал.

Все шло нормально, пока не приступили к снижению и стали выпускать шасси. Рассчитываю курс к третьему развороту, и докладываю Николаю Фишову-нашему второму пилоту,- он управляет кораблем. Жорж Алексеевич Елисеев - командир - за всем на контроле.

Точка выпуска шасси. Теперь работает бортмеханик Юра Биркин. Слышу его доклад: не вышла правая стойка. Ребята пробуют убрать и выпустить еще раз-аналогично.

Доклад командира на землю. Запас топлива позволяет продержаться в воздухе не менее одного часа. Обстановка - спокойная, время есть. Пытаемся разобраться, в чем дело. Вытащили "Руководство по эксплуатации", читаем все по пунктам и действуем - бесполезно.

По инструкции - если шасси не вышло после трех попыток, то оно уже и не выйдет. К этому времени начинаем понимать, что к нашему диспетчеру на земле подъехали "помощники", - поступают команды одна нелепее другой, на что наш умница командир не выдерживает и говорит в эфир:- "Я лечу на Ту-134, а не на Ан-24", в ответ КДП замолкает на некоторое время.
Заставили нас выполнить еще несколько попыток, в результате чего не вышла и не встала на замок также и передняя стойка (выдавили из бачка всю гидросмесь).

А вот теперь дело приняло серьезный оборот. Мгновенно вспыхивает ярость, закипает злость. Что же мы за люди такие-не имеем понятия, а лезем командовать и руководить? Ладно бы на земле - а ведь у нас кроме нас самих - 64 пассажира, и, как всегда, еще и дети! Среди пассажиров-сам Давид Пашаев, Герой Соцтруда, директор Севмаша, на борту.

К этому времени стюардессы уже подготовили пассажиров и салон к аварийной посадке. Люди знают, в чем дело. Командир отправляет меня посмотреть, как дела в салоне. Выхожу. Вижу, что кресла напротив аварийных люков освобождены. Лица у всех сосредоточены, а люди смотрят на меня с надеждой и мольбой. Какая-то женщина взяла меня за руку и говорит: "Постой со мной, мне будет легче". Дальше вижу - сидят в несколько рядов молодые, и, как мне показалось, очень крепкие ребята, и один из них говорит мне: "Командир, иди, занимайся своим делом, здесь будет порядок". Глядя на его мускулистые руки, я понял, что здесь действительно будет порядок, и никакой паники. Оказалось, это были наши гражданские моряки, некоторые летели домой из-за границы. Ну как не гордиться такими ребятами? А самолет летит, топливо тает, гидробачок пустой.

Я прекрасно понимаю, что произойдет после касания самолетом полосы без основной и передней стоек на скорости 190 км/час - мясорубка начнется. Сел я в кабину, одел свою военную кожаную куртку, застегнулся. Это на случай, если начнет нас рвать на части, то чтоб у жены была возможность хоть фрагменты мои собрать. Почему-то подумалось, что похоронят меня на родной Украине возле деда, ведь все знали, что мы с дедом были друзья. Жена, думаю, через пять лет выйдет замуж, сын уже почти взрослый, не пропадет. И стало мне все безразлично, сердце задеревенело. Пролетел очередной круг над полосой, посмотрел на свой балкон, и такой он мне показался чужой и ненужный, а земля - совсем нежеланной. Никого я больше не вспоминал, и не проносилась передо мной прожитая жизнь. Чувства и эмоции пропали. И понял я, что ни себя, ни других мне уже не жаль.

И тут Юра Биркин вдруг предлагает залить в бачок, что за креслом второго пилота, имеющуюся на борту жидкость. Девочки принесли весь лимонад, но этого оказалось недостаточно. Обратились к пассажирам. Люди начали отдавать кока- и пепси-колу, какой-то мужчина принес две бутылки - водку, вино. Юра осмотрел и вежливо, с юмором, ответил, что такую жидкость жалко выливать, а надо бы оставить до лучших времен. Залили, и начали вручную создавать давление, так как автоматика почему-то не работала.

А его надо довести до 240 атм. Работаем поочередно ручкой, чуть ли не до потери сознания, а давления нет и нет. Силы покидают, а еще нервное напряжение! Потом Юра говорит: " Ребята, я забыл закрыть горловину!"

Ну что тут скажешь?

Закрыл, а силы уже не те. И пошел Юра в салон за помощью. Обратился к одному здоровяку, а тот показывает, что по-русски не понимает. "Да на кой мне нужен твой язык?" и пригласил его в кабину. Здоровяком оказался индус - быстро создал нужное давление.

А мы уже на прямой, входим в глиссаду. Керосина осталось, что называется - пару ведер. Еще одна попытка выпустить переднюю стойку- получилось!!!

(Хоть длилось это, кажется, вечность)

Все. Снижаемся. Меня, как и положено в аварийных случаях, убирают из штурманской кабины. Иди-говорит командир, - и если что, расскажешь, как было дело. Я , Игорек, тоже жить хочу…

Обнял я ребят и оставил их одних.

Юра позже будет шутить - "Плохо без штурмана, теперь все битые стекла полетят на меня". Выпускают закрылки. Проходим дальний привод, ближний, ювелирное касание бетонной полосы, пробег. Самолет за счет скорости и подъемной силы еще держится, потом опускается на израненное полукрыло, нас сбрасывает в грязь на запасной полосе и начинает вращать. Носовую стойку срезает моментально от удара об автодорогу. Хорошо, что я уже далеко от своего штурманского места - мне бы там не поздоровилось!

В кабине мгновенно наступает темнота-иллюминаторы забрызганы грязью, и в то же время видно, как самолет обволакивает пена. Это уже работают пожарные. Из салона слышны возгласы:"Ура!" "Живем!" Буквально за полторы минуты самолет опустел. Люди покидали его через основной и запасные выходы быстро и без паники.

Если вы видели фильм "Экипаж", то на деле все происходит совсем не так. Ничего люди с собой не берут, а спасают жизнь.

В подтверждение скажу, что после аварии к нам подошла одна женщина и попросила забрать из салона свою сумочку, в которой было семь миллионов рублей.

Самолет опустел, остались на борту командир и я. Опять обнялись и вышли из самолета.
Первое, что я увидел, это бегущих и всех в грязи, мою жену, и за ней - моих знакомых ребят - офицеров авиаполка, бывших сослуживцев по второй истребительной эскадрилье. Посыпались радостные возгласы, шутки и смех. Такое не забывается.

Почему я об этом говорю? Да потому, что представителей нашего Аэрофлота, к сожалению, никого "в первых рядах" не было. Некоторые из них в это время сопровождали главу администрации Павла Балакшина, который бросил все свои дела и приехал на аэродром. Он-то нас и встретил, обнял и со слезами на глазах благодарил.

А дальше? Дальше пошли объяснительные. Причину отказа шасси обнаружили быстро. Оказывается, заправочный штуцер, который находился в стойке правого шасси, от старости лет оторвало, и эта болванка, под давлением 240 атмосфер, вылетела и перебила трубопроводы с гидросмесью. На второй день наш экипаж отправили в Москву в Шереметьево искать эту болванку. Нашли мы ее. Но наше ли это было дело?

И если бы не генерал-майор авиации, который возглавлял комиссию по расследованию этого происшествия, то наверняка во всем обвинили бы нас самих. Ведь почему-то все записи переговоров нашего экипажа с землей оказались стертыми, несмотря на исправную аппаратуру. Я лично был свидетелем, как генерал поставил на место инженера, пытавшегося обвинить нас. С этого момента нас больше никто не вызывал. Наградили денежной премией от имени Аэрофлота, пригласили в администрацию области и тоже дали денежное вознаграждение. Всем присвоили звание "Отличник Аэрофлота", а командиру (парадокс!) - повторно.

Дали еще немного полетать и всех подвели под сокращение.

А мы продолжаем встречаться 7 мая и отмечать свой второй день рождения.

Вот и вся история.
Вверх, к заоблачным далям,
В край не взятых высот,
Там, где все начиналось,
Взвод идет на восход... (с) Кипелов

Hazg

  • Ветеран
  • ******
  • Сообщений: 658
  • Пол: Мужской
  • ... не отступать и не сдаваться!
Статьи
« 17 Февраль, 2014, 14:48:34 »
Видать кто-то здорово обкакался, что записи постирали...и не рядовые люди на записи были) ну хоть генерал оказался нормальным..не дал подставить экипаж.  Вот только вряд ли тех кто должен был следить за самолетом наказали.
Батальонная разведка, мы без дел скучаем редко! Что ни день, то снова поиск снова бой...
http://www.youtube.com/watch?feature=player_detailpage&v=jng1EKre-dE[

BOPOH

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2786
  • Пол: Мужской
    • МСК "Взвод морской пехоты РЕЙД"
Статьи
« 17 Февраль, 2014, 15:56:42 »
А вряд ли там было за что наказывать - при проверке была норма, но из-за старости (видимо усталость металла) штуцер вылетел сам.
Вверх, к заоблачным далям,
В край не взятых высот,
Там, где все начиналось,
Взвод идет на восход... (с) Кипелов

BOPOH

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2786
  • Пол: Мужской
    • МСК "Взвод морской пехоты РЕЙД"
Статьи
« 21 Март, 2014, 08:55:08 »


ОДНА НОЧЬ В ЧЕЧНЕ...

Еще одна ночь, еще один день, еще один час.
Время идет, за тенью тень, бросая на нас…


18:00. Быстро темнеет. Вместе с солнечным светом с гор уходит тепло. Там, внизу, тепло будет всю ночь. Там и снег зимой не выпадает, а если и выпадет, то до обеда уже весь тает. Здесь же, на высоте почти в два километра над уровнем моря погода очень контрастна. Днем можно ходить по снегу в тапках, одетым лишь в тонкие тренировочные трико и майку.

18:40. Поскорей бы ужин.
18:45. Дежурные по кухне уже громогласно проорали на все расположение, что ужин поспел. Странно, неужели уже с блокпоста приехали? Чего- то рано. Ну да ладно, а то есть уже охота. Теперь найти свою тарелку, ложку, кружку и идти за едой. Ребята обещали картошку в мундире сварить. Иду занимать очередь за своей порцией.
18:52. Вот простая бы еда, на первый взгляд. А если каждую картофелину, очистив, мелко порезать, смешать с нарезанным лучком (хорошо, что еще остался), полить растительным маслицем – прямо новогодний салат! Еще бы соль найти, а соль, кажется, оставалась. Как мало надо человеку для счастья. Еще все помнят тот период, когда отряд попал в перебой с едой, ходили одалживать мешок картошки у вояк – своего не осталось ничего. И так несколько дней, пока не подошел срок ехать за едой в Кизляр. Тут уж как говорится не до жиру – быть бы живу!

19:20. Ребята, приехавшие с «блочка» объяснили, почему так рано. Опять какая-то группа боевиков пошла со стороны Грузии по ущелью рядом с нами. Командир приказал им сняться пораньше. Ему, говорит, свои люди дороже, чем вся эта контртеррористическая операция, Ханклинские генералы, МВД и президент вместе взятые. Тем более, когда вышел приказ, что в случае если подразделение (или его часть) попадает в засаду или подвергается нападению, помощь им может выдвинуться не ранее чем только через полусуток. Во избежание попадания в засаду тех, кто немедленно летит спасать своих. Слишком много прецедентов, когда на помощь ведущим бой пяти бойцам выдвигается группа из 20-30 человек, и налетает на спланированную засаду. В итоге погибают если и не все, то очень много. Теоретически все почти правильно, но вот как по человечески. Сидеть и слушать по рации, как убивают наших ребят…Хотя наш командир плевать хотел на все эти приказы – когда подорвали БТР с нашими ребятами, на помощь повылетали все, кто в чем, кто с чем, кто на чем, а он впереди всех. Последние из спешащих на помощь поймали автобус с местными, развернули его, и понеслись к месту подрыва.

21:00. Сидим, смотрим новости. Что там в России? Может, Рязань покажут? Заодно про Чечню посмотрим. Про нее иногда так забавно показывают.
21:40. В новостях ничего интересного. Выборы, суды, реформы, заседания. Сегодня в ночь по охране периметра дежурит наш взвод. Судя по всему - ночка будет веселая. Хоть бы эти черти на нас не поперли! Может поспать еще получится.
21: 53. Прибежал Сашка, шепнул на ухо, что если есть желание глотнуть коньячку, то это можно сделать у них в кубрике, по крайней мере, в ближайшие еще минут 20. Спасибо, чего-то пока не хочется. Итак за эту командировку выпиваешь спиртного больше, чем за год дома. Немного помогает. Но потом еще хуже становится.
22:00. Плюнул на все, ЗАДОЛБАЛО! Где тут ваш коньяк?

22:25. Юрок демонстративно зачеркнул еще один день в календаре, висящем на двери кубрика. Как - то легче стало (главное, не считать сколько осталось). За это и поднимем кружки! Коньяк еще принесли, будем искать закуску.
22: 30. Надо у солдат взять наконечник от минометного выстрела – из него так пить удобно!
23:42. НАЧАЛОСЬ! Здравствуй одно место – Новый год, приходи Басай на елку! Долбят где-то рядом. Часовой бьет по гильзе от танкового снаряда. У солдат команда «Кольцо». Слышно, как они «сыпятся» по своим огневым точкам, гремя железяками, падая, натыкаясь друг на друга, матерясь и докладывая о готовности. Пока не стреляют.
23: 43. Вышли на улицу. Наш дежурный сказал, чтобы на всякий случай держали ухо востро – может, придется выдвигаться в тыл к нападающим. Как бы сейчас поспать!

23:45. Бой пошел усиленный. Долбят 41-й пост. Не так уж и далеко от нас. Там у «ВВшников» опорный пункт. В этом месте многие тропки горные сходятся, вот и поставили заставу. А на ночь еще и кучу «секретов» вокруг себя сажают. Кто-то нарвался. Мы все прекрасно видим, но помочь ничем не можем – слишком большое расстояние. Специфика гор – видишь, а сделать ничего не можешь. Жалко пацанов – долбят их сильно. На небе звезды, кругом черные силуэты гор, слегка белеет снег на вершинах, в разных местах переливающиеся разноцветными огнями «озера» от освещения населенных пунктов, горный морозный воздух, а рядом гибнут молодые ребятки. Гибнут ни за что. По рации слышны переговоры. Вот проскочили слова «двухсотый», «трехсотые», еще… Слезы наворачиваются от беспомощности и злости. За что? На всякий случай идем снаряжаться.
00:10. Командир сказал, чтобы пока никуда не дергались. Все равно помочь не сможем, только сами «влетим». До них и добраться то получится только к утру - проходов в минах никто не знает – их там столько понатыкано. И своих и чужих. Разведчики предупреждали, что там итальянские даже попадаются – сами пластиковые, ударник керамический. Н и одной железки. Миноискатель ее вообще не видит. Никакой. Полезли на крышу. Смотрим на вспышки близкого, но недоступного боя. Интересно, куда теперь попрут? Хоть бы на нас…
00:15. Вояки начали координировать минометы, видимо 41-й координаты дал. Помню, в первую командировку дергался от каждого их выстрела. Громко очень и резко. Теперь – по барабану стало. Начали стрелять. Судя по разрывам – боевики переместились в нашу сторону. Ну, давайте твари! Идите! Мы вас ждем!
00:23. Сашка приглашает в очередную «командировку» за коньяком. Пошли. В тапках, правда, но морозец, вроде бы грязь прихватил. Граната есть, на всякий пожарный? Тогда вперед!
00:25. Предупредили солдата на крыше, что через 5 минут назад пойдем, чтоб не стрелял сразу.
00:27. Разбудили Адама. Чего-чего? Его! Вот тебе 25 рублей, давай быстрее! Взяли коньяк идем назад.
00:29. Солдат орет: «Стой 2!» Выясняется, что ни я, ни Сашка пароля на сегодня не знаем. Не стреляй! Свои! Рязань! 5 минут назад выходили! Пароль, блин, забыли! С нас сигарета! Пропускает, кажется. На углу опять: «Стой 3!» Уже и здесь пост поставили. Задолбали вы! За коньяком сходить не дадут! Ну не знаем мы пароля! Сигаретку спросил. На. Какой хоть пароль-то сейчас? А то «завалите» где-нибудь. Так и знал, что 5!
01:00. Стрельба стихла. Кажется, ушли. А может, к нам уже подбираются. Надо коньяк быстрее «договаривать», а то так и помрешь, не допивши!

02:03. Поменял Леху на посту. Довольный, говорит - все равно солдаты всю ночь в окопах сидят, а он, мол, поспал пока в блиндаже. Солдаты «кольцо» сняли. Поспать теперь не получится. Вот сурки! Оба часовые спят и собака их рядышком, тоже посапывает. Подъем! Мужики, я все понимаю, но хоть по одному смотрите, видите, как 41-й опять раздолбили! Может, к нам идут. Как звать-то? Откуда сам? А! Я там бывал! Театр у вас классный!
03:55. Передал по рации дежурному, чтоб шел поднимать сменщика, и сказал ему, чтобы тот сигарет побольше прихватил, а то у солдатиков курить совсем кончилось.
03:04. Пришел Валерка. Меняемся. Не поверишь, говорит, минуты 3 въехать не мог, куда я идти должен и почему. Сон хороший снился – про дом. А здесь все сны про дом и про день приезда.
03:10. Минометы опять работать начали. Плюс «КПВТ» БТРский забубнил – значит рядышком, гады, совсем. Ладно, Петрович, если чего, поднимет. Надо поспать сколько дадут. Как этот дурдом надоел! У них тут такая красотища! Тут отдыхать надо, а не воевать! Вот народ! Спать! Домой бы сейчас, к жене! Хорош! Даже спать надо стиснув зубы!

06:00. Чего подняли-то? Как в армии прямо! Зачистка? Шифровка пришла? Вот, блин! Кто идет-то? Все? Понятно. Куда? Ясно, где ночью долбили. Так и думал, что нас погонят. Вояк дали. Две вертушки уже носятся над ущельем. Хоть чайку бы успеть хлебнуть, да пару банок тушенки захватить с собой, если есть. Неизвестно, вернемся ли сегодня. Вдруг окопаться придется. Так, магазины, которые вчера по «зеленке» расстрелял, конечно, еще не набил. Ладно, в «разгрузке» патроны россыпью есть – в машине этим и займусь.
06:15. Чего-то предчувствие плохое. Хотя, когда оно в последний раз хорошее было? Надоело все! Каждый вечер не знаешь, доживешь ли до утра. А утром – до вечера. Да и нервишки шалят. Доживу до приезда домой – уволюсь! Мне еще сына поднимать. Сань! Чего «муху» то одну взял? Да черт с ней, я потаскаю!
Дмитрий Флорин
Вверх, к заоблачным далям,
В край не взятых высот,
Там, где все начиналось,
Взвод идет на восход... (с) Кипелов

BOPOH

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2786
  • Пол: Мужской
    • МСК "Взвод морской пехоты РЕЙД"
Статьи
« 21 Март, 2014, 09:09:17 »
ОДИН ДЕНЬ ЖИЗНИ
БЛОКПОСТ


6:30 Петрович, стоящий в эти сутки дежурным, по возможности тихо, зашел в кубрик нашего взвода. «Тихо», значит опять задел Андрюхин пулемет, который с грохотом упал на пол и загремел коробкой с патронами. Все проснулись, даже, наверное, те, кто и не спал. Чего- то бормотать стал взводнику. Серега «поблагодарил» его «теплыми словами», это он спросони может, сказал, что сам всех поднимет. Да и так все кто должен, уже встают.
6:40 Воды в баке мало, умываемся и экономим - еще всему отряду умываться.
7:00 Сашка чайник с кипятком притащил, молодец, нашел, он оказывается во втором взводе был. Теперь бы еще чаю найти.
7:15 Краснодарский «пыльевой» чай откопали – остался еще с последней поездки в Кизляр за продуктами. Надо экономить, до следующей поездки еще неделя. Надо на блоке чего-нибудь «намыть».
7:30 Грузимся в машину, водила, кажется трезвый, дрова взяли, цинк с патронами тоже. Погнали!
7:55 По дороге набрали воды из колодца, стоять опасно – место плохое, мы как на ладони, а на горе напротив еще укрепления с первой чеченской остались, там наша десантура раньше отбивалась, кругом груды гильз до сих пор валяются. Саперы тут ходить не любят – прибор постоянно срабатывает, «удобрили» здешние места железом более чем обильно. Да еще танк сгоревший рядышком стоит, тоже, наверное, за водичкой подъезжал в свое время, из него, говорят, при Масхадове хотели памятник сделать, гордому чеченскому народу, победившему русских оккупантов.
8:10 Приехали. Выгрузились подальше от блока. Чья сегодня очередь осмотр производить? Тут «чехи» частенько для нас сюрпризы оставляют, нам на ночь оставаться не получается – от базы далеко. Ночью тут вояки из близлежащей заставы сидеть должны, но они, как обычно, на это дело «подзабили». Никто не помнит, кто последний раз «миноискателем» был, дни все похожи друг на друга. Взводник плюнул и пошел сам. Стыдновато, но он поопытней.
8:15 Серега кричит, что все чисто, тащим барахло в блок, Сашка пошел костер разводить, будем завтрак делать, хотя какой это завтрак – он только к обеду и будет готов.
8:32 Первая машина показалась. Пока на нашу горку заберется – успеем достойно встретить.

8:35 Подъехала старенькая красная «копейка» с дагестанскими номерами. Как положено, остановилась. Андрюха из-за блока на пулемете держит, я иду к водителю:
- Доброе утро уважаемый! Документики предъявите!
- Конэшна командыр! Вот права, давэренность, на машину паспарт.
- Откуда куда? Кто в машине?
- Да там жэнщины! Из Хасавюрта на Ножай-Юрт еду, там родствэнник умэр, на сабалезнавания едэм.
- Пропуск на передвижение по Чечне? Где?
- Какой такой пропуск? Всю жизнь здесь туда-сюда ездим! На сабалезнавания же!
- Начинается! Первый раз, что ли едешь? Чего ты мне гонишь! Где пропуск твой? Ты как вообще в Чечню въехал? Сколько на границе «отстегнул»? Ты знаешь, что мы тебя до выяснения задержать должны? В комендатуру сейчас сдадим! Там с тобой по-другому говорить будут!
- Камандыра! Нэ нада камендатура! Я знаю, мнэ гаварили, вы правы, но мне праэхать нада! Там родственник умэр!
- Да мне хоть ты сам там помер! Где пропуск твой, ты здесь вообще не имеешь права находиться!
- Камандыра! Знаю! Вы правы, но мнэ очень ехать нада!
- Загоняй машину к блоку, вон туда! Хватит с тобой болтать, ты тупой какой-то, вся ваша братва понимает, а ты нет, чего решать будем? По-русски понимаешь хорошо?
Лицо скривил, к машине побежал. Возвращается с бутылкой коньяка.
- Камандыра! Сделай уважение, я тебя еще отблагодарю, очень нада ехать!
- Ладно, только на обратном пути чаю пару пачек привези хорошего, этого, «Липтон» называется, в пакетиках. Будешь тогда здесь хорошо ездить, понял? Чтож, мы звери, на соболезнования – понимаем, проезжай.
- Спасиба! (Ставит коньяк у скамейки возле блока).
- Стой, сколько на границе заплатил?
- Да там злые все! Дагестанцы 50 рублэй забрали, а ваши на границе 30.
- Ладно, давай езжай, не мешай работать!
- Спасиба!

8:40 Сашка уже на коньяк глаз положил, но Серега сказал – оставьте к завтраку. Обломал, хотя, наверное, стаканчик бы не помешал, ветерок какой-то холодный. Да и вообще задолбало все! До дома еще почти месяц! Хоть волком вой! Последние недели вообще не хотят проходить, так и свихнуться можно, когда к календарю подходишь. Кстати, в своем календарике карманном забыл иголкой вчерашнее число проколоть, хоть какое-то удовольствие на сегодня оставил, жаль сегодняшнее число проколоть нельзя – примета плохая. Да и пост сегодня стремный – ночью опять долбили, видимо снова возле нас по лесу лазят – у них тут «дорога жизни» на Грузию проходит. Шастают постоянно. Когда же домой?!
9:10 Белая «Волга» подъехала, Юрка смотреть пошел. Вернулся быстро. Довольный, говорит там все чисто, но бутылку водки все равно дали – на всякий случай. Надо бы ее проверить – не траванули бы.
9:40 Подъехала белая «Газель» - Магомед, таксист местный, народ туда сюда возит. Как положено, притащил сто рублей – такса. Еще пачку «Мальборо» подогнал, наверняка дагестанских – они там все делают, наверное, даже ракеты.
10:15 Проиграл в «тысячу» на кубиках – наша местная игра, к обеду картошку чистить теперь придется.

11:20 Вояки на двух «БТРах» пролетели, чуть столбы с колючкой нам не посбивали, «Шумахеры»! Куда то понеслись, наверняка на соседнюю заставу из общевойскового резерва еду повезли.
11:45 Наконец-то завтрак поспел! Картошка с тушенкой о доме напоминает, хотя когда домой вернусь, уже знаю, что ближайшие полгода тушенку есть не смогу – переел. А потом опять придется – командировка. Хотя не знаю, настроение такое, что может быть не поеду – пусть увольняют, все равно оставят – некомплект, где еще дураков найдут по горам здесь лазить за гроши. Боевые за последние три года не давали. Где-то денежки наши «плавают».
12: 20 Юрка в «кости» проиграл – посуду моет.
12:35 «Шестерка» синяя подъехала, хотели опять без пропусков проскочить. Мы, конечно, все понимаем, что тяжело его получить, у них там, в Дагестане, похоже, вообще феодализм, да и чеченцев не любят. Легче на постах договориться. Пропуск тяжело получить, да и дается он лишь на месяц, хотя говорят, отменили их, но нам никто ничего не доводил – все равно требуем. «Поговорили по душам» - коллекция «хрусталя» пополнилась еще одной бутылкой коньяка (спаивают нас гады – знают нашу слабость!). Ну, чего ты Серега ругаешься – не было у них денег, да и коньяк, кстати, уже выпили, а торчать еще до вечера!
13:40 На связь вояки вышли, спросили, не лазит ли кто из наших по лесу в ущелье перед нами. Чего ж мы совсем с головой не дружим? Туда даже в случае нападения никто отступать не будет – мин столько понатыкано! Как-то саперы хотели посмотреть, вернулись, говорят там вообще – беда! Похоже, даже итальянские пластиковые с керамическим взрывателем стоят. В лес, если только какой камикадзе на танке решится прогуляться. Через несколько минут, видимо опросив всех «соседей», попросили «зеленку» «почесать», если чего, говорят, к нам отступайте, мы их, мол, минометами накроем. Знаем мы вас - и их, и нас тоже накроете!
13:55 Начали долбить по «зеленке» туда, куда сказали вояки. Там кто-то группу вооруженных людей увидел. Глазастые у них наблюдатели! А мы, чего-то так расслабились, что вообще в сторону леса не смотрели. К концу командировки уже все так по-барабану становится! Ну, выползут на нас, ну постреляем, все равно толком ничего сделать не успеем. До вояк далеко, до наших высоко! Цинка нашего минут на пятнадцать, хорошо если, хватит. Расстреляли по паре магазинов, запустили пяток «подствольников», сели дальше в кости играть. Если там кто и был – уже ушли. Им и отвечать смысла не было – «засветятся» только, тогда «крокодилы» (вертолеты МИ-24) прилетят и все тут повыжигают, а потом еще и заставы соседние минометами «подогреют». А мы - добыча скромная.

14:15 «База» на связь вышла, спросили, везти ли нам обед. Серега отказался, говорит – сами прокормимся, да и кататься лишний раз небезопасно. Они тут постоянно за нами наблюдают, еще оставят чего-нибудь на дороге. Хорошо две недели назад один местный предупредил о «закладке». Саперы наши сняли. Там снарядов на обочине дороги 122-мм столько было – танк на соседнюю гору забросить могло.
15:20 На обед опять картошка, заступающих на блок балуют, на базе в основном каша в ежедневном рационе. Да и то, когда каши мало – одной похлебкой приходится обходиться.
16:32 Чай привезли! Вот теперь парней в отряде порадуем, пару дней хоть как люди пошикуем!
17:10 Проблемный нохчо попался! Все неприятностями угрожал! Да Санек сдуру (видимо уже где-то втихушку хорошенько к коньячку халявному приложился), сразу в лоб на деньги «ставить» стал. А у того какая-то там родня в комендатуре, которой мы подчиняемся. Серега все на место поставил – завел его за блок, «пресанул» слегка, тот и успокоился. Денег с него не взяли, ну его к монахам.
17:40 «Хрустальная» коллекция все пополняется, Юрок, кажется, специально только «горючим» берет. На базе обрадуются, хотя и продуктов бы надо затариться.
18:12 Лавашей и колбасы подогнали местные торгаши. Будет чего вечером, в отряде на стол поставить, кроме спиртного. Сегодня «блок» нормальный.

18:43 К воякам вертолет прилетел, солдатики в оцепление прибежали. Площадка недалеко от нас, камнями крест в круге выложен. Нервничают, знают, что за сбитый вертолет боевикам хорошо платят. Они несколько дней назад на площадке мины нашли. Хорошо никто не прилетал, а то они редко ее проверяли. К вертолету офицеры подбежали, какие-то бумаги взяли и опять убежали. Солдаты на обратном пути к нам нагрянули. Отдали им все сигареты, себе оставили только по одной штуке – мы себе еще «настреляем», а у них, как всегда с табаком напряженка. При виде нашего солдата ничего кроме жалости не возникает. Своего сына в армию не отдам. Даже если Чечня кончится.
19:15 Попили чай, шикарный – «Липтон» с лимоном. Хотя дома, наверное, пить его никогда не буду – воспоминания не ахти.
19:47 Это, наверное, последняя на сегодня машина, с базы «отзвонились» - за нами выехали. Поболтали с водилой – он из того же села, где и мы расположены, понятное дело, ничего с него не взяли. Но сигарет стрельнули. Хоть чего-то.

20:03 Наши прилетели, сказали, что на ужин гречка, с какой-то невозможной подливой. Чего-то там опять ребята из наряда по кухне сварганили. Весь отряд традиционно ждет смены с блокпоста – не ужинают. Загружаемся в машину. Увидев наш «хрустальный гербарий» водила уже напросился к нам на ужин. Ладно, только пусть до базы сначала довезет.
20:58 Вот ведь горы! На блок с утра долетаем за 15 минут, так, что аж уши от перепада давления закладывает, а назад тащимся 50 минут, да и то, машина «движок» того и гляди «выплюнет».
21:04 Приехали! Парни «железо» с машины разгрузить помогают. Еще новости посмотреть успеем, вдруг чего про дом покажут, или про Чечню – интересно!
23:07 Коньяк даже не весь употребили! Во дают! Спать разбрелись, завтра утром всех на зачистку гонят.
23:35 Ну все! Патроны в магазины «добили», «склоны» (маскировочные спецкостюмы), всполоснули, теперь покурить и на нары.
23:52 Опять заснуть не могу, ерунда всякая в голову лезет. КАК Я СЮДА ПОПАЛ? ЧТО Я ЗДЕСЬ ДЕЛАЮ? Ведь и ехать-то не хотел! Чего там дома? Сын, наверное, здорово подрос. Как я их мучаю! Все приеду-уволюсь! Спать! Утром опять конституционный порядок наводить….

Дмитрий Флорин.
Вверх, к заоблачным далям,
В край не взятых высот,
Там, где все начиналось,
Взвод идет на восход... (с) Кипелов

BOPOH

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2786
  • Пол: Мужской
    • МСК "Взвод морской пехоты РЕЙД"
Статьи
« 07 Апрель, 2014, 10:47:12 »
КОГДА СОЛДАТ ПЛАЧЕТ…
 
Нашим отцам, дедам и прадедам, посвящается…
Моего деда, Комякова Дмитрия Васильевича, война застала на пороге школьной скамьи. Вчерашний выпускник, ещё безусый юноша, пройдя ускоренную подготовку на курсах Кировского танкового училища, попадает на Калининский фронт.
Будучи совсем ребенком, я неоднократно просил дедушку рассказать мне про войну. Дмитрий Васильевич очень не любил рассказывать и освежать в памяти события тех дней. Очень много боли и страдания они принесли. Но то, что дедушка мне рассказал, я навсегда сохранил в своей памяти. Я буду вести повествование от первого лица, именно так я когда-то услышал неторопливый рассказ моего деда…
В начале декабря 1942 года на Калининском фронте, у города Белый шли упорные бои. Наша бригада действовала совместно с добровольческой Сибирской дивизией. Я, 19-летний танкист, с двумя кубарями лейтенанта.
Неудачи начались еще до атаки. Одна тридцатьчетверка – средний танк, провалилась в болото, когда часовая стрелка неумолимо приближалась к урочной цифре. Вижу, как мрачнеет лицо комбрига, подполковника Артамонова…
Танки идут в атаку в шахматном порядке.
Доходим до линии, где залегли роты сибиряков. Короткая остановка для посадки десанта. С десяток автоматчиков, молодых ребят, в белых маскировочных халатах, быстро подсаживая друг друга и балагуря, облепили машину. Кто примостился сбоку на крыльях, кто сел сзади на жалюзи. Теперь полный вперед на укрепления врага. А огонь оттуда все усиливается.
Скорей к вражеским окопам! Только тогда обнаружится главное преимущество танков перед обычными пушками: тяжелый вес и маневренность. Стальные подвижные крепости будут давить технику и живую силу врага, сеять панику. Да если и фашистские танки выползут, не страшно: наши танки Т-34, не говоря уж о КВ, сильнее! Десятки танков с крестами на боках видел я своими глазами на поле под Белым. С оторванными башнями, с развороченными пушками, с разорванными гусеницами.
Кричу башнеру-заряжающему – маленькому, хрупкому Антонову, который по возрасту годится мне в отцы, только одно слово «Заряжай». От залпов наших пушек во вражьем стане взлетают вверх раскованная земля, разрушенные дзоты. Танки бьют с ходу и с коротких остановок.
В танке видимость вообще плохая, а тут, как назло, наступающим бьет в лицо ветер, поземка с крупками снега.
На мгновение высовываюсь из люка: теперь и видно, и слышно гораздо лучше. Все гудит и сотрясается. Но что это? Впереди ярким факелом вспыхнула тридцатьчетверка. В голове вихрем проносится мысль: «Горит Трунов! Комроты!»
Слева по вспышкам определяю цель. Пушка! «Антонов! Осколочным!» Один выстрел, другой… «Получайте, гады!» Вспышки слева прекратились.
В стальной коробке холодно, но мне жарко, и я расстегиваю свою серую длиннополую шинель. Вижу, что и Антонов взмок. Замечаю, что механик-водитель взял курс куда-то вправо. Кричу ему: «Ваня, Трунов горит! Не подставляй бок! Держи прямо!
Танки – артиллерия скоростей, артиллерия мгновений. Опоздаешь на секунду – сам станешь мишенью! И я опять нажимаю на гашетку, выпускаю снаряд за снарядом.
В прицельное приспособление замечаю, что теперь уже справа от моего курса вспыхнул и остановился Т-34. Знаю, что в этой головной машине, наш комбат, коммунист, отважный человек с орденом Красного Знамени на груди. Теперь впереди танкового батальона, а может быть, и всей бригады мой танк.
«Неужели не дойдем. Ведь вот они! Иван четвертую!». Страха не было, было неистовое желание давить, расстреливать фашистских извергов. «Вперед, вперед!»
Вдруг снаряд разворотил трансмиссию. Машина остановилась. Моторная перегородка, сорвавшись с болтов крепления, ударила меня по спине. Мотор горел как бы нехотя: голубовато-желтые струйки огня лизали его со всех сторон. «Огнетушитель!». Второй снаряд, влетевший в башню, потряс машину, убил Антонова, искалечил меня. Снаряды пощадили только сидевших снизу земляков – ивановцев Даниловых.
Задыхаясь в дыму и пламени, отдаю последний приказ: «Покинуть машину!» Левой, сильно израненной рукой, из последних сил дергаю крышку верхнего люка и с трудом вываливаюсь из танка. Танкошлем остался висеть на проводах, включенных в переговорное устройство.
Кровь хлещет из обеих рук, ноги, лица. Отползаю немного к какому-то маленькому оголенному кустику. Пытаюсь индивидуальным пакетом унять кровь на правой руке. Бесполезно…
Стонали земля и небо. Впереди догорали два Т-34, почти рядом в пламени и дыму стояла беспомощная, как и ее хозяин, недавно грозная машина. Немного сзади в небольшой лощине виднелся подбитый КВ. У богатыря заклинило башню, и танкисты на ходу пытались устранить неисправность. А около КВ, как ребенок около взрослого, стоял маленький танк Т-70 и из лощинки, как из укрытия, бил из своей крохотной сорокапятки по гитлеровцам.
Различаю темные силуэты и других остановившихся машин. Замечаю нескольких убитых автоматчиков, разметавшихся, словно в бреду. Вижу солдата маленького роста. Ухо его солдатской шапки наполовину срезано: большой осколок вошел прямо в висок. Снег на шее уже не таял, но окоченевшие руки по-прежнему сжимали автомат… А моя тридцатьчетверка горит: пламя над машиной метра два высотой, в левом боку башни виден зияющий провал. «Болванкой, гад… Из крупнокалиберных…»
Затрещали патроны, не выпущенные по врагу, ухнули раскалившиеся снаряды и топливные баки с газойлем – многотонную башню подняло вверх, словно пушинку, сбросило на землю. Вот и все. Вместо двигающейся и стреляющей, живой машины груда обгорелого, закопченного металла!
Не вижу всей картины разыгравшейся битвы. Но для меня ясно главное: танки не прошли, не пройдет и пехота. Скоро живые подберут мертвых, помогут раненым. Танки, сердито ревя моторами и лязгая гусеницами по замерзшей земле, вернутся на исходные позиции. А некоторые так и останутся стоять на месте…
Ползу назад. Думаю: «Почему так случилось? А может быть, фашисты перехитрили нас, успели подбросить артиллерию и хорошо пристрелять местность на направлении главного удара?» Вопросов рой, а ответов ни одного.
Ползти становилось все труднее. Пытаюсь это делать на спине. Разум никак не хочет мириться с тем, что на правой руке вместо пальцев торчат косточки. В голове в сотый раз всплывает картины виденного: горящие танки, любимый комбат, заряжающий Антонов, автоматчики в белых маскировочных халатах, мертвый солдат с автоматом в руках. Ошеломленный всем увиденным и тем, что со мной произошло, не чувствую ни боли, ни леденящего холода, ни бьющей в лицо поземки. Нервы мои сдают, горло сжимают спазмы, я глотаю слезы. Сознание теряет ясность. Перед глазами пляшут какие-то цветные круги, и я бессильно опускаю голову в снег…
В марте 1943 года, когда солнечные лучи начали ласково пригревать землю, прочитал я, лежа на госпитальной койке, сообщение о том, что освобожден город Белый. Как жаль, что это произошло без меня!
Я рассказал только лишь о своем деде. А сколько их было! Великих отцов, дедов и прадедов, чьим мужеством ковалась непростая для нашей страны Победа. Внешне неприметные обычные люди в минуту смертельной опасности они становились тверже стали, ярче огня. Многие погибли смертью храбрых, умерли от ран после войны. Но дело свое они сделали. И помять о них никогда не умрет. Ведь такими их воспитали родители и такими они воспитали нас с Вами! Есть такая профессия – Родину защищать!

Проходящий действительную военную службу, подполковник, внук Дмитрия Васильевича
Вверх, к заоблачным далям,
В край не взятых высот,
Там, где все начиналось,
Взвод идет на восход... (с) Кипелов